Сборники произведений

Дипломант открытого Международного конкурса Литературной Ассамблеи «Хранители наследия в действии» под эгидой Международной гильдии писателей в номинации «Для духовного развития» (Германия — Чехия, 16 декабря 2018 г.).

«Глеб Нагорный по призванию — драматург, осознаёт себя драматургом и умело пользуется этим как прозаик. Это видно из способа изображения им жизненного материала. Он нисколько не навязывает себя читателю, он как бы и не присутствует в своих рассказах в качестве автора, то есть посредника между читателем и изображаемым миром. Оставляя читателя наедине с действующими лицами, он поступает как драматург, который не участвует в сцене, но лишь фиксирует обстановку и звучащую речь, оставляя полную свободу самовыражения своим героям. Их речевые характеристики, как правило, точны, авторские ремарки выверены, и рассказ выглядит живым моментальным снимком, выхваченным из жизненного потока. Нужно сказать, что автор не подчёркивает странности речи своих персонажей. Речь его героев обычно правильна и индивидуализируется скорее стилевыми средствами, чем отклонениями от литературной нормы. Это свидетельствует о серьёзном творческом опыте и мастерстве писателя. Таким образом, автор предстаёт как художник, который хоть и заявляет о себе как о постмодернисте, то есть ненасильственном переосмыслителе бытия, но как раз это стремление точно и без произвола, без всякой заданности и театральщины отразить бытие, заставляет его быть реалистом, или, может быть, в данный момент творческого пути мы застаём этого автора на пути к реализму. Он не ставит сцену, не учит жить, но сам учится у современности, выявляя её характерности. Читателя он невольно превращает в зрителя, ибо в лучших своих произведениях автор заставляет скорее видеть и слышать, чем бежать по тексту глазами; общаться с живыми людьми, а не одолевать сложности рассуждений. Автор делает из читателя непосредственного свидетеля сцены, и читатель сам, без всякой подготовки и обработки, начинает к этим героям так и ли иначе "относиться", вынося из этого отношения определённые эмоции и собственные, то есть не подсказанные и не навязанные никем, мысли... У автора весьма ощутима сатирическая струна, но также заметно стремление быть объективным, желание подать жизнь героя в наиболее возможной полноте, и это постепенно приглушает его сатиру, ведет к углублённому живописанию, что и открывает в нём черты реалиста... Глеб Нагорный — настоящий Художник».

Михаил Письменный, писатель, переводчик, редактор отдела прозы журнала Союза писателей Москвы «Кольцо А»

 

Роман-файл «Флёр»
«Авторский слог — второй главный герой после титульного персонажа. Нагорный экспериментирует со словами с лёгкостью и азартом Теслы в лаборатории... Иные душат кириллицу в руках, а автор душит воздушного змея в небе, упиваясь свежим ветром и отсутствием границ в вышине... Если сказать проще, то знаменитый пятиэтажный слог Джойсаэто "мама мыла раму". Слова и предложения здесь бесстыдно и красиво скрещиваются друг с другом, обнажая свою суть и вгоняя читателей в ализариновую краску... Ох, не завидую я тем энциклопедистам, которые будут переводить "Флёр" на иностранные языки. Уж слишком много русского в книге!»

Алексей Филиппов, «Литературная Россия»

 

Пьеса «Лайф-Лайф»
«Без колебаний называю "Лайф-Лайф" одной из лучших русских пьес начала XXI века…»

Алексей Битов, театральный критик

 

«Глеб Нагорный — человек, который превосходно умеет складывать слова во фразы и обладает адекватным чувством стиля». Евгений Ю. Додолев, журналист, телеведущий, «Московская правда» & «Новый Взгляд»

Книга избранных произведений "Радикализация искусства" номинирована на соискание литературных премий "НОС" (Новая словесность) 2018 г. и "Большая книга" 2019 г. Гран-при и «Бриллиантовый Дюк» Международного многоуровневого конкурса имени де Ришелье в номинации «Авторская книга» (Украина — Германия, 8 сентября 2018 г.). Лонг-лист Международной литературной премии "Писатель XXI" под эгидой Союза писателей XXI века в номинации "Проза" (22 февраля 2019 г.).  

Роман-файл «Флёр»

«Первое, что встречаешь внутри Лабиринта, — курилка на заднем дворе. Яростно чиркая спичками, крепыш Замятин нервно пытается прикурить худосочному Оруэллу... Какая же вкусная тут разворачивается антиутопия! Эволюция, следующая ступень на пресловутой цеппелиновской лестнице. Тоталитарный балаган. Авторитарный вертеп. Фашистский Лас-Вегас. Булгаков истово и с жаром крестится. Льюис Кэрролл перешёл на Тёмную Сторону. Сон, смешной и страшный. Сумасшедший и смешной сон, но такой страшный, что сон на улице Вязов — просто пасторальная прогулка по воде». Алексей Филиппов, «Литературная Россия»

 

«Читаю роман Глеба Нагорного "Флёр"... в этой книге Глеб сумел поднять и серьёзно поворошить почти все важные для человека вопросы. Невозможно понять, как ему удалось это. А про сюжет и форму говорить ничего не стану, потому что вы сами должны прочитать и оценить».

Андрей Ветер, писатель, художник, режиссёр

 

Пьеса «Лайф-Лайф»

«...как точно уловил все нынешние человеческие, общественные связи, всё, что сегодня на слуху, что тревожит, чем мы мучаемся. Глеб Нагорный всё это собрал в весьма чётко выраженную форму. Его пьесу даже читать интересно, не только видеть на сцене... И начинаешь задумываться: Господи, что же с нами делается?! Куда мы идем?.. Встреча с Нагорным для меня — главная радость последних примерно пяти лет. Когда видишь талантливого человека, это так радостно».

Юрий Попов, режиссёр, «Ставропольская правда»

 

Роман-перформанс «₽усский Хэллоуин»
«Глебу Нагорному удалось обогатить теорию драматургии. Уже одно это делает его пьесы достаточно самобытным явлением... Литература в драматургической упаковке как самостоятельный текст, который вполне может жить своей самостоятельной литературной жизнью...»

Михаил Хейфец, режиссёр, драматург (Израиль, Иерусалим)

Сборник пьес "Оттенки гиперреализма" номинирован на соискание литературных премий "НОС" (Новая словесность) 2018 г. и "Большая книга" 2019 г. Гран-при и «Бриллиантовый Дюк» Международного многоуровневого конкурса имени де Ришелье в номинации «Авторская книга» (Украина — Германия, 8 сентября 2018 г.).

Пьеса «Лайф-Лайф»
«Без колебаний называю "Лайф-Лайф" одной из лучших русских пьес начала XXI века…»
Алексей Битов, театральный критик

 

Роман-перформанс «₽усский Хэллоуин»
«Сильный ход — поместить всё действие между двумя языческими праздниками. Получилось такое жуткое фантасмагорическое оформление всего происходящего. Этакая "комедия масок". К сожалению, не лёгкая и беззаботно весёлая, как у итальянцев. А как и следует из названия пьесы — "Русский Хэллоуин". А уж он, как и "русский бунт" — в определении классика. И маски, соответственно, как предтеча и иллюстрация надвигающегося его — того самого "страшного и беспощадного"... Однозначно, что любой, кто прочтёт, обязательно найдёт для себя в её героях весь спектр современных веяний, течений и позиций. А после этого уже сам сможет определиться — кто или что ему ближе. И где он видит своё место — на сцене среди персонажей пьесы или по другую сторону, в зале». Михаил Хейфец, режиссёр, драматург (Израиль, Иерусалим)

 

«Читаю пьесы с большим удовольствием... Литературный уровень произведений очень высок, можно только позавидовать». Валентин Красногоров, драматург, писатель

 

«Всего пьес — четыре. Первая пьеса называется "Лайф-Лайф". Это триллер о том, как в туннеле ночного метро останавливается поезд... Пассажиры — в общем-то, те самые обычные люди, которые, в основном, и бывают в каждом вагоне. Дальше начинается герметичная зловещая паранойя с убийствами. Но и с сатирой. Глеб Нагорный бичует и высмеивает. Пьеса хорошая. Я бы посмотрел. Но остальные ещё лучше. Следующая пьеса "Красная мельница" мне вообще понравилась. Не скажу, чтобы в голос смеялся, но завидовал авторскому взгляду. "Это же надо, — думал, — под таким вот углом российскую действительность увидеть!" А угол вот какой. Что будет, если название пьесы перевести на французский язык? Получится "Мулен Руж". И таким образом парижские кафешантанные страсти переносятся на почву российского захолустья. Мы оказываемся в увядающем стриптиз-клубе провинциального городка. Стриптизёрши  —каждая со своим характером. Кто-то из них тянет семью, кто-то параллельно стриптизу работает на совершенно чудовищном заводе по соседству, кто-то просто — дура молодая. Но все живые и понятные. Есть при стриптиз-клубе и свой Тулуз-Лотрек — пьющий, несносный тип, неочевидный гений, срывающий сроки и лажающий с афишами. И вот до захолустного "Мулен Ружа" добирается алчный чиновник с коррупцией в глазах. И превращается этот оазис бескультурья уже совершенно чёрт-те во что. В общем, очень смешная пьеса. Поставить бы её с хорошей музыкой — большая радость была бы и зрителям, и театральному миру. Дилогия "Салон ритуальных услуг"/"Русский Хэллоуин" — вообще вещь масштабнейшая. По охвату и разнообразию типажей дилогию можно сравнить с "Мёртвыми душами", по язвительности реплик это, безусловно, "Горе от ума". Это я, конечно, экономлю объём, рассказывая об этих славных пьесах в одном пункте. На самом деле, написать можно много. Ибо пьесы — злые, современные, касаются здесь и сейчас. Они занимают большую часть объёма сборника. И они, несомненно, главные. Герои — в основном гады. Даже "Чацкому" в этой дилогии хочется надавать щелбанов. Такой он вредный. И куда он со своей правдой лезет? Зачем геморрой для своей жизни приобретает? Зовут "Чацкого" почему-то Глебушкой. Герои дилогии — олигархи и окружение. Но это не умозрительные, высосанные из гашишной трубочки на гоанском побережье олигархи телесериалов. И не тупой шаблон массового сознания. Откуда-то Глеб Нагорный этих богатых людей знает. Это видно по деталям. Пьесы Глеба Нагорного навели, конечно же, на размышления. Зазвенели созвучно бриллианты мыслей, блеснули на миг секреты механики мироздания. Это само собой. Но задумался я и о театре. Почему в наших театрах не ставят нормальных, жизненных пьес? Ведь театр  —он же может быстро давать отклик на актуальные проблемы жизни, говорить о том, что всех волнует. Для того он когда-то и был придуман. И выполнял эту функцию. А сейчас театр — либо нафталиновый музей с перепеваемым в стопятьсоттысячный раз "Вишнёвым садом", либо сортир с голыми жопами и экскрементами на сцене. А здоровой середины как-то и нет. И есть ведь нормальные, актуальные пьесы здорового человека. Но их никогда не поставят. Потому что не жопа, и не "Вишнёвый сад"».

Лев Рыжков, журналист

Пьеса «Лайф-Лайф»
«Сюжет здесь состоит не из действий или событий, а из движения по господствующим "мифам" времени… Индивид превращается в рупор укоренившегося мифа... А миф, овладев умами, в полном соответствии с учением превращается во вполне материальную силу... Подобные образования Бэкон называл "идолами сознания", а Ницше подступал к ним с молотком».

Геннадий Хазанов, «Наше Ставрополье»

 

«Драматургический материал и в самом деле созвучен нам во многом. И в чудовищной обыденности изображаемой экстремальной ситуации, в которую помещены герои. И в представленных здесь человеческих типах. И в их волей-неволей развивающихся взаимоотношениях... Общение, кстати, выходит очень даже любопытное, с накалом общественно-политических, деловито-предпринимательских, сугубо личностных страстей... Однако хочу предостеречь от пессимистических настроений, ибо спектакль не об этом. Он — о душе человеческой, её муках, сомнениях, ожиданиях… Причём с изрядной долей добротного и доброго юмора, смягчающего остроту столкновений живым теплом... А как причудливо уживаются здесь и откровенно комедийные, и издевательски-фарсовые, и по-своему драматичные мотивы, в своеобразном единстве явно тяготея к современной философской притче. Но и вековой народной мудрости не чураясь». 

Наталья Быкова, «Ставропольская правда»

 

Пьеса «Красная Мельница»
«…ма­ка­б­ри­че­с­кая антиуто­пи­че­с­кая буф­фо­на­да. Ду­маю, ещё па­ру та­ких ве­щей — и мож­но сме­ло за­писы­вать На­гор­но­го в ро­до­на­чаль­ни­ки это­го жа­н­ра».

Алексей Филиппов, «Литературная Россия»

 

«"Красная мельница" — это призыв к революции!»

Евгений Луганский, з.р.к. РФ, директор Ставропольского академического театра драмы имени М. Ю. Лермонтова

«Глеб Нагорный - человек, который превосходно умеет складывать слова во фразе и обладает адекватным чувством стиля».

Евгений Ю. Додолев, журналист, телеведущий, «Московская правда» & «Новый Взгляд»

 

«Новеллы замечательные! Искра высекает искру! »

Сергей Сутулов-Катеринич, главный редактор международного поэтического альманаха «45-я параллель»

 

«Эссе замечательные, тронули. Особенно - "Ладони" ».

Валерия Шишкина, канд. психол. наук, главный редактор литературно-философского журнала «Топос»

 

 

Глеб Нагорный

Tel: +7 (916) 227-94-28

E-mail: gleb-nagorny@mail.ru